Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Одной из интереснейших, достойных самого серьезного внимания и дальнейшей разработки представляется неоднократно высказывавшаяся О. Н. Трубачевым мысль о праславянской принадлежности и индоевропейской древности слов духовной сферы, отвергающая распространенное неверие в существование «самой этой высокой, культурной страты дописьменного языка славян (их культурного наддиалекта, интердиалекта)», более того, на основании этого он утверждал, что «христианство гибко переняло культурную религиозную терминологию индоевропейской древности у славянского язычества»: «наиболее "частотные" религиозные слова (термины, понятия) Бог, вера, святой, дух, душа, рай, грех, закон были взяты не из языка Греции, а из собственного языка славян»

Мысль эта неоднократно в том или ином виде высказывалась и последний раз весомо прозвучала в пленарном докладе
на XII Международном съезде славистов — см.: Трубачев О. Н. Славянская филология и сравнительность. От съезда к
съезду // Славянское языкознание. XII Международный съезд славистов. Краков, 1998. Доклады российской делегации
/ Отв. ред. акад. О. Н. Трубачев. М., 1998. С. 9.

 

ТЕРМИН -«СВЯТОЙ» является древнейшим, языческим, и он входил в картину мира и язык наших Предков. Об этом мы здесь сейчас поговорим, и приведём доводы, которыми руководствуемся, это утверждая.

Итак, заглянем в словари…

Этимологический словарь русского языка Семёнова:

Индоевропейское – k'uen-to- (святой, священный, праздничный).
Общеславянское – sve,tъjь (святой).
Старославянское – св(юс малый)тый.
Древнерусское – святый.
Слово «святой» известно с древнерусской эпохи (с XI в.) вместе с однокоренными «свять», «святый», «святыни», «святити», с XV в. – «святость» и др. В древнерусском слово «святой» – из старославянского, где«св(юс малый)тый» восходит к общеславянскому svetъjь – «святой». Первоисточник – индоевропейский корень k'uen > основа k'uen-to-, что значило «праздновать, святить, святой, священный». В современном значении «святой» – «религиозно почитаемый, божественный», а также «глубокочтимый, дорогой».
Родственными являются:
Украинское – святий.
Чешское – svaty (святой).
Производные: святить, святость, святыня.
…..

святой

Общеслав. Суф. производное от той же основы, что др.-прус. swenta- «святой», латышск. svinu «праздную».
Школьный этимологический словарь русского языка. Происхождение слов. — М.: Дрофа. Н. М. Шанский, Т. А. Боброва. 2004.

….

Слово «свет» — ‘противоположность тьме, сияние, рассвет, утро’ в современном русском языке восходит к древнерусскому – свѣтъ, древнерусское, в свою очередь, к общеславянской основе *světъ и далее – к индоевропейскому *k’ʷei̯-t-ŏ-s «светлый, белый», представляющему собой суффиксальное расширение (формантом *-t-) индоевропейского глагольного корня *k’ʷеі̯- // *k’ʷоі̯- «светить, белеть».
Индоевропейские соответствия: др.-инд. çvaeta «белый, светлый», авест. spaeta- «белый», древнерехненемецкое hwīzz «белый».

В то же время современное русское «святой» имеет совершенно иную этимологию:

Индоевропейское — *k’ʷеn-t-ŏ-s «святой, священный, праздничный» происходит от глагольного корня *k’ʷen- «набухать, возрастать», «оживать», расширенного в индоевропейском языке формантом *-t- [древний суффикс причастных форм]; то есть значение «праздник» здесь исторически вторично.

Так же в славянском имеем, с одной стороны, «свѧто» — ‘праздник’ (ср. латыш. svinēt, svinu «праздновать»), но и с другой, «свѧтъ», где исконная семантика к празднику совершенно не относится.
Не якобы "праздничный", а «сакральный», ср. древнепрусское swenta- «святой(-ая, -ое)» в сложных названиях, литовское šveńtas «святой», латышск. svents «святой», прагерманское *k- (из *k’ʷen-, того же, что и слав. *svę- < *k- в «свѧтъ») в суффиксальном производном *k-sl-a «жертва» (а никакой не "праздник").

Первоисточник, как уже говорилось, – индоевропейский корень *k’ʷеn- со значением «набухать, возрастать» и распространенная формантом *-t- основа *k’ʷеn-t-ŏ-. Она вторична. Древня, но не исконна.

Соответствие: древнеиндийское (ведийское) çvānta- «процветающий». Подчеркну: не "праздничный" или "светящийся", и даже не "сакральный", а именно «цветущий», — первоначально ботаническо-дендрологический термин.

Иначе говоря, отождествлять эти формы ни в коем случае нельзя. Причиной этой кажущейся близости лишь паронимия (как, к примеру, между прилагательными «глуп» и «глух»), легшая в основание народноэтимологического сближения ПИЕ-корней *k’ʷеі̯- «светить, белеть» и *k’ʷеn- «набухать, возрастать, оживать».

Для определения святого была избрана одна из его граней, отраженная в лексике. Метафоризировавшись, она и стала лексемой для его определения в целом, а не само святое как таковое потому, дескать, и свято, что растет или цело, или разрезано (как показывает сопоставление с родственным индоевропейским материалом).
Вместе с тем, процитируем О. Н. Трубачева: 
«...И.-е. *k’u̯en-to-, (откуда слав. *svętъ) обнаруживает исходное значение «набухший, выросший, усилившийся», ср. [7, с. 17 и passim]. Терминологизированный сакральный характер с оттенком внешнего «сияния» прибавился сюда позже. Мы согласны с Топоровым, что, например, *Svętoslavъ — «не тот, чья слава “сакральна”, но тот, у кого она возрастает, ширится» [7, с. 40]. Но, может быть, еще явственнее это в случае с именем *Svętopъlkъ — «тот, полк (дружина) которого множится». Широкоупотребительная по сей день русская пословица: Свято место пусто не бывает (которую следует понимать в том смысле, что «изобильное место не бывает пустым») говорит сама за себя и дышит архаикой. Мы имеем здесь перед собой смысловую оппозицию, едва ли замеченную исследователями, «святой» — «пустой» (т.е. с чертами досакрального, дохристианского употребления и при полном отсутствии признаков блеска). Русское «пустосвят» “исполнитель внешних обрядов для виду” (словарь Даля) уже показывает дальнейшее семантическое развитие...» 
Рекомендуем внимательно отнестись к данной цитате. По-видимому, здесь отмечена архаическая омонимия: 
«свѧтъıи» ‘увеличивающийся, прибывающий’ // «свѧтъıи» ‘священный, сакральный’ 
Аналогично омонимам «замóк» — ‘запорный дверной механизм’ и «зáмок» — ‘укрепление с фортификационными сооружениями на возвышенности’, имеющим общий этимон «за-мъкъ», родственный глаголу «замыкать» от праслав. основы *mъk- < *mŭk-. 
И славяне, по крайней мере эпохи становления древнерусского государства, совершенно очевидно, не смешивали эти понятия, восходящие к общему этимону *k’ʷen-(t)-, что, в первую и главную очередь, доказывается отсутствием необходимости для первых христианизаторов славянских земель вырабатывать какое-то искусственное обозначение понятия «святой» (как это было со многими другими христианско-философскими семантическими концептами, отсутствие параллелей которым в языковом сознании славян вынуждало Константина/Кирилла и Мефодия заниматься словотворчеством), буквально переводящее греческое ἅγιος ‘святой, священный’ или латинское sacer ‘святой, священный’ оригинальных христианских текстов. 
То есть — уже очень давно далеко не всякое «растущее» считалось «святым» (Свѧтопълкъ ‘тот, чьи полки множатся’, а не "тот, чьи полки священны"; Свѧтославъ ‘тот, чья слава прибывает, ширится’, а не якобы "тот, чья слава священна"). А равно и наоборот, не все священное/святое/сакральное, что по объективным причинам не ширилось, не переставало от этого святым, сакральным пониматься.
Тем не менее, рекомендуем обратить внимание на первоначальную семантику "прирастания", а не "целостности" или "разрезания", как у иных индоевропейских народов, так как это крайне важно для понимания картины мира славянского язычества (ср. старые труды Селидора, где он говорит, что базовой концепции восточной философии - ПУТЬ, у славян противопоставляется иная базовая концепция - РОСТ. Он, конечно, что называется, " попал пальцем в небо", но угадал очень многое). 
Также упомянутая Трубачевым оппозиция «святой» — «пустой» заслуживает самого пристального внимания, как одна из системообразующих для славянского язычества (ср. запрет ставить пустую посуду на стол или свистеть в доме (из-за связанной со свистом семантики "опустошения") или приметы о встрече мужика/бабы с пустыми/полными ведрами и проч.).
То, что чем-то прибывает, пополняется, пустым быть не может. Это подобно правилу из школьной программы арифметики: — «умножение на нуль дает нуль». Лишь исконная пустота вечно пуста, а локус, точка постранства, содержащая в себе хоть толик
у того, что растет, прибывает, никогда не опустеет. 
Просто в данном случае автоматически срабатывают ловушки сознания, путающегося в семах «мѣсто» — пространство, способное быть заполненным чем-либо, то есть по определению «пустое», и «свѧтоѥ» — прибывающее, растущее, увеличивающееся, то есть при прямом буквалистическом прочтении «свѧто мѣсто», действительно, значит — «растущая, прибывающая пустота/пространство». 
В реальности здесь работает метонимия, аналогичная форме «растущий кошелек», где тоже, если читать буквально, и было бы значение «увеличение ёмкости для денег», то бишь опять-таки «увеличение, рост пустоты», но за этим совершенно очевидное увеличение не пространства, где можно деньги расположить, а увеличение самого его содержимого.
Всякий рост намертво, ЖЕСТКО СВЯЗАН с идеей наполнения (из слав. на-пълн-ити, исъ-пълн-ити от основы [-пълн-] < *kŭln-) границ старого, благодаря чему и проявляется продиктованная биохимией процессов жизнеятельности живых существ и растений «вынужденная необходимость» к расширению границ (собственно говоря — росту как таковому). 
Поэтому «свѧтъ» и в значении «ис-полненный/на-полненный»: спелостью, силами роста, влагой, — идея увеличения плодовых тел, — силами жизни (так как растет лишь живое, а не мертвое), силами, потенциями как таковыми вообще, и сверхъестественными — в том числе, поскольку в древности, в эпоху до развития наук биологии и биохимии, всякий рост, прибавление чего бы то ни было, объяснялось только действием духовных сил, энергий. 
Именно эта грань семантики основы *k’ʷen(-t) в последующем легла в основу генерации значения «святой/сакральный» у славян. 
Так что изначально «свѧтъ» — и «растущий», и «набухший, НАПОЛНЕННЫЙ соками созревания, силами жизни». Семантика «полноты» у "святости" неотъемлема исконно.
Школьный этимологический словарь русского языка. Происхождение слов. — М.: Дрофа. Н. М. Шанский, Т. А. Боброва. 2004.

Этимологический словарь русского языка Семёнова:

Материал группы «Славянское новоязычество»

paganz06

Мы Вконтакте

Друзья сайта

IT-компания

Фаза Луны